Главная страница

возрождение нации. Возрождение нации выбор правильных путей


НазваниеВозрождение нации выбор правильных путей
Анкорвозрождение нации.doc
Дата26.06.2018
Размер89 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлавозрождение нации.doc
ТипДокументы
#11815
Каталогid150754309

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: возрождение нации.doc, Alexandr_Nazhzhar_-_Izgnanniki_Kavkaza.pdf, muzhskaya-medicina-kak-kalechat-zhenshhin.pdf.
Показать все связанные файлы

Возрождение нации: выбор правильных путей.
Сегодня много говорят о хабзэ, адыгагъэ и вообще о черкесской (адыгской) культуре. О необходимости ее возрождения. О том, что необходимо возвращаться к истокам и жить по правилам и законам, по которым жили наши предки. Стало появляться множество разных движений, будь то разные общественные организации, фонды, объединения или просто индивидуальные действия отдельных личностей, которые направлены на возрождение черкесской культуры, ее пропаганды среди нации, развитие языка, возрождение разных обычаев и традиций, которые бытовали среди предков, возрождение законов общежития, морального кодекса и иных ценностей, которые являются этническими идентификаторами общества в целом и каждой личности в частности. То есть то, посредством чего общество можно назвать черкесами, а человека – черкесом.

Причины этих тенденций в общем очевидные. Даже минимальные знания об истории своего народа позволяют понять, насколько велика разница между качеством общества наших предков и сегодняшним нашим обществом. Изучив историю и культуру наших предков более подробно, становится очевидной колоссальная разница между ними и нами. Разница настолько огромная, что кажется, что мы и они это разные народы. Это проявляется практически во всем: в общем нравственном уровне, в межличностных отношениях, в отношениях отцов и детей, в отношениях мужчин и женщин. И даже глубже: в ментальности и способе мышления. Соответственно, недостатки в этих сферах выливаются во множество негативных социальных последствий, таких как: неполные семьи, брошенные дети, брошенные старики, внебрачные половые связи, демографический кризис. Это в свою очередь выливается в моральную деградацию, низкий уровень образованности и общего состояния здоровья, алкоголизм. А за этим неизбежно идет и разрушение экономики, так как главным фактором экономического развития является население, точнее труд человека. Если нет способного трудиться человека, то нет и экономики. Значит есть нищета, низкий уровень жизни, преступность и много всего негативного.

Есть еще и другая движущая сила роста национального самосознания. В условиях современной глобализации это желание людей иметь свою самоидентификацию. Проще говоря, выделиться среди толпы. Иметь моральное право сказать, что я не такой как остальные, у меня своя уникальная культура, своя история, и я живу по своим законам. Если первая группа причин основывается на рациональности и осознании, что нужно что-то менять для самосохранения и развития, то это желание основывается скорее на эмоциональной базе, на таких чувствах, как чувство собственного достоинства, гордость и самолюбие. Да и к нашему счастью наша культура и история дают нам полноценную возможность для самоидентификации, что мало у кого есть среди других наций.

Но вот вопрос, используем ли мы эту возможность в действительности? Пытаемся ли мы возродить нацию? Есть ли развитие или мы топчемся на месте, а то и по-прежнему плывем к забвению? Казалось бы, дел много проделано за эти 20 лет, но есть ли результат? Есть продвижение в том, что народ лучше узнал свою историю. Начали осознавать свое единство между всеми черкесами, проживающими в России и за границей. Начали возрождать некоторые обычаи, праздновать народные праздники, появился интерес к национальной одежде и т.д. Но вот не дают покоя другие факты. Как бы мы не пытались зарыть голову в песок и хвалиться этими достижениями, но непрерывающаяся деградация нации имеет место быть, и даже не замедляется. Для наглядности стоит привести ряд фактов.

Главный идентификатор нации – это язык. Нет языка – нет нации. Культура не может существовать без языка. Трудно не заметить, что уровень общего владения родным языком все время снижается. Все чаще можно встретить детей, вообще не владеющих им. Да и среди взрослых тоже встречаются такие. Носители языка употребляют все больше и больше заимствований из русского языка, даже при наличии полного эквивалента в родном языке. Черкесский язык в принципе употребляется в основном только в бытовой сфере. В разы меньше в сфере журналистики, и еще меньше в литературной сфере. В таких сферах, как наука и политика черкесский язык вообще не употребляется. На этом фоне потеря родного языка неизбежна, к сожалению. Также показателем плачевного состояния родного языка является тот факт, что все больше и больше черкесов в России думает на русском языке, в том числе и те, которые свободно им владеют. На мой взгляд, невозможно заключать в себе ментальность своей нации и при этом думать на чужом языке. Одного этого факта достаточно, чтобы сказать, что наша нация быстрыми темпами движется в пропасть.

Также очень низким остается наш морально-нравственный уровень. Хотя наша культура наоборот нацелена на его поднятие как приоритета. Это выражается в ряде фактов, таких как: огромное количество разводов, брошенные старики и дети, беспризорники, внебрачные половые связи, распутство, низкий уровень общего образования и эрудиции, высокий уровень коррумпированности во всех сферах жизнедеятельности, алчность, нацеленность поступков и решений на личную выгоду, а не на общественные интересы или помощь людям, употребление алкоголя, курение, упадок спорта, внешний вид людей, далекий от норм хабзэ, масштабное употребление нецензурных слов. Этот список можно продолжать бесконечно. Можно конечно сказать, что эти явления существуют практически у всех народов. Но у нас они, к сожалению, набрали огромные масштабы. Они должны быть крайне редким исключением из правил, а у нас они стали уже правилами. К тому же, мы ориентируемся не на другие народы, а на наших предков.

Еще одним показателем деградации нации является разрушение и исчезновение внутренациональных, внутреродовых и внутресемейных связей.

Вышеперечисленные причины уже показывают, что институт семьи у нас не ценится и находится в упадке. Статистика показывает, что больше половины всех браков распадаются. Цифра на самом деле катастрофична. Редко кто ставит интересы семьи выше своих интересов. Потерян сам смысл создания и поддержания семьи. При малейших проблемах люди сразу разводятся, что крайне отрицательно сказывается на психике детей. Также наблюдается неправильное распределение ролей среди членов семьи, противоречащее образу жизни предков.

Все чаще и чаще порываются родственные связи. Для многих людей даже троюродная степень родства уже стала очень дальней. Люди не желают общаться с родственниками, помогать им. Как правило, беспризорники появляются именно в обществах, где не поддерживаются родственные связи, так как в ином случае ребенка, оставшегося по каким-либо причинам без семьи, обязательно взяли бы на попечение и воспитание близкие или дальние родственники.

Разрушение внутринациональных связей ярко прослеживается в случаях пребывания черкесов в иных городах России. Очень часто наблюдается нежелание черкесов общаться и поддерживать отношения между собой, находясь в одном городе далеко от родины. Многие часто заводят друзей среди других наций. Отсутствует взаимопомощь, взаимовыручка. Черкес, попавший в беду или затруднительное положение, вряд ли сможет рассчитывать на помощь других черкесов. Показательным моментом является тот факт, что при организации каких-либо внутринациональных концертов, застолий или иных развлекательных мероприятий приходит, как правило, большое количеств черкесов. Но когда речь заходит о какой-либо помощи или мероприятиях, требующих каких-либо действий, усилий, пожертвований, то собирается не более 10-15 процентов. Такие же тенденции, хоть и менее явно, можно отследить и внутри наших республик. Это показатель того, что у черкесов отсутствуют отношения братства между собой, что в числе прочих ведет к исчезновению нации.

Сюда можно отнести и кризис демографии. Низкая рождаемость, высокая смертность, снижение продолжительности жизни. Все это есть последствия, в том числе, и вышеперечисленных причин. Развитие нации возможно только и только при высоких демографических показателях. В первую очередь при высоком уровне рождаемости. Часто употребляемые фразы, типа «Лучше меньше, но качественнее», не имеют под собой никакого основания. Более того, качество и количество находятся в прямой зависимости: чем больше, тем качественнее. Это подтверждено и на практике в истории. И у нас также: рождаемость уменьшается, но при этом уменьшается и качество населения. Главным фактором производства во все времена был человеческий ресурс. Поэтому повышение экономического благосостояния возможно, в первую очередь, при увеличении человеческого ресурса.

Из этого всего можно сделать вывод о том, что уровень пассионарности сегодня среди черкесов очень низкий. Так как при высоком уровне пассионарности нация развивается и оказывает влияние на соседние народы. Влиянию скорее сегодня подвержены мы, и не справляемся с ним. Все разговоры о том, кто такие черкесы, всегда сводятся к разговорам о наследии предков, которое мы активно теряем. Примеры каких-либо достижений современных черкесов, которые можно было хоть как-то сопоставить с достижениями предков, трудно найти в любых сферах жизнедеятельности. В добавок к этому и то, что достигнуто нашими предками, мы с трудом отстаиваем. Это касается и национальной одежды, на которую претендуют все народы Кавказа, национальных танцев, территорий этнического проживания и т.д.

Задача статьи состоит не в том, чтобы очернить нацию. Но в том, чтобы выявить проблемные моменты, осознать, принять и проанализировать их, чтобы их в итоге устранить. Непризнание проблем делает невозможным их решение. При чем, признание проблем – это очень важный момент в вопросе сохранения нации. Это связано с тем, что здесь, как правило, включается эмоциональная сторона. Признание проблем для черкесов, как и для других наций, это жертва своей гордостью, чувством собственного достоинства, самолюбием. Поэтому большинство не может и не хочет признавать проблемы, потому что не хочет быть хуже, чем сложенный в сознании образ. Соответственно признание проблем отторгается на эмоциональном уровне, что делает невозможным осмысливание их на рациональном уровне. Однако данная ситуация аналогична ситуации со страусом, засунувшим голову в песок и чувствующим себя в безопасности. Пока мы живем с идеализированным образом в сознании и с непризнанием проблем, мы находимся под риском исчезновения, как страус с головой в песке находится под риском быть съеденным.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что необходимо что-то предпринимать. При этом с учетом скорости деградации принимаемые меры должны все чаще носить кардинальный характер, нежели постепенный и поэтапный. Как уже говорилось выше, за последние 15-20 лет проделано немало работы в этом направлении, однако эта работа не принесла и не приносит нужного результата. Даже темпы деградации практически не сбавились. Возникает вопрос: в правильном ли направлении ведется работа? Возрождаем традиции и обычаи, национальные праздники, по знаменательным датам одеваем национальную одежду. Казалось бы направление правильное. Но все-таки если проанализировать эти тенденции и подойти к их пониманию системно, то картина происходящего изменится.

Чтобы возрождать нацию, необходимо понимать, что мы хотим возрождать. Казалось бы просто: образ жизни предков, традиции и обычаи, морально-нравственный кодекс, этикет, быт и все, что с этим связано (назовем это условно – черкесская культура). Другими словами, надо жить как предки. Хорошо. Теперь надо ответить на ключевой вопрос, которым мало кто задается: как и почему все это появилось у предков? То есть надо определиться, что есть основа, а что производное. Проще говоря, что есть причина, а что следствие. Представляется, что черкесская культура – это производное, другими словами следствие. И у нее есть основа, другими словами причина. Осталось выяснить эту причину, то есть основу, на которой сформировалась черкесская культура.

Немаловажную роль (или даже определяющую) при формировании основы национальной культуры любого этноса играют внешние факторы: природно-климатические и географические условия, политическая обстановка в регионе проживания, соседство других наций и другие. Мы сейчас не будем анализировать эти факторы, так как это уже тема для другой статьи. Просто примем во внимание условия, образ жизни и историю черкесов со времен, как они стали называться черкесами, также не вдаваясь в исторический анализ. Взглянув на эти факты можно сделать вывод, что черкесы вели военизированный образ жизни, к которому их вынуждали внешние и внутренние условия. То есть общество черкесов представляло собой общество воинов со всеми соответствующими ему атрибутами. В принципе, это ни для кого не секрет и не новость. Но ключевым моментом здесь является тот факт, что воинственность и воинский характер у нас являются не просто частью черкесской культуры, а именно основой ее формирования, то есть ее причиной. Формирование черкесской культуры, то есть образ жизни, традиции и обычаи, морально-нравственный кодекс, этикет, быт, стало возможным именно в военизированном черкесском обществе. Сразу же сделаю оговорку, что понятие «воин» здесь используется в намного более широком смысле, чем человек участвующий в битвах. Этот термин будет охарактеризован ниже.

Черкесский морально-нравственный и этический кодекс поведения характеризуется детальной структурированностью. Им регламентируются практически все сферы жизнедеятельности и все стороны социальных и индивидуальных отношений. Такая регламентация стала необходимой ввиду того, что она обеспечивала крепкую организацию общества, высокую мобильность и способность быстро реагировать на меняющиеся внешние обстоятельства. Это позволяло отражать внешние угрозы. Четкая регламентация поведения в черкесском обществе схожа с уставными отношениями в армии, что еще раз показывает, что такой вид отношений мог зародиться и существовать только в среде воинов, где необходима строгая субординация (в черкесском случае, как правило, по возрастному принципу), соблюдение принятых норм (для черкесов – норм хабзэ) самодисциплина, постоянное самосовершенствование. Неследование этим принципам ослабевало общество и делало уязвимым к внешним угрозам.

Также в среде воинов, которые были всегда вооружены, требовалась четкая регламентация межличностных отношений, так как любое неосторожное слово либо действие могло восприняться как оскорбление и привести к кровопролитию. От сюда и обострение таких чувств, как чувство собственного достоинства, честь, гордость. Отношения между личностями с такими качествами формировали и соответствующую нравственность. Мужчина-воин не позволял окружать себя девушками и женщинами недостойного поведения. Это касалось всех типов связей: дочерей, сестер, жен, матерей, иных родственниц. Дочерей и сестер воспитывали в строгих рамках черкесской нравственности и морали. Также как и к будущим женам предъявлялись такие же высокие требования, что бы вступить в брак. В свою очередь, мужчины-воины предъявляли и к себе высокие требования по защите и обеспечению женского пола, находящегося в их попечительстве. Благодаря этому преодолевались многие негативные социальные явления, о которых говорилось выше. Общий морально-нравственный уровень взаимоотношений возрастал.

Итак, общество воинов, где такие понятия как честь и достоинство ставились в приоритет, естественным и неизбежным образом сложился кодекс поведения, который вылился в свод неписанных законов – хабзэ. Это было неизбежным, потому что честь и достоинство обязательно предполагали и обостренное чувство свободы, а свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Таким образом, хабзэ формировалось для максимального учет прав, свобод и интересов каждого человека. От сюда и ее четкая и детальная регламентация, суровость и обязательность.

Как и любая другая норма, норма хабзэ не имела бы смысла, если бы не было ответственности за ее несоблюдение и неисполнение, то есть санкция нормы. В обществе, где честь и достоинство ставились в приоритет, этой ответственностью стало общественное осуждение. При чем, последствия общественного осуждения не ограничивались неким моральным дискомфортом, как думают многие. Общественное осуждение могло поставить под угрозу будущую личную жизнь молодого человека, запятнавшего свою честь каким-либо проступком. Это касалось и мужчин и женщин в равной степени. Так, при недостойном поведении девушки, как правило, никто замуж ее бы уже не взял. Тоже самое и у парней. При чем, это мнение косвенно ложилось и на других членов рода. Поэтому цена таких проступков была очень велика. С человеком, прибегавшему к обману, старались не иметь никаких экономических отношений: торговля, обмен и т.д. Последствия также были довольно серьезными. Одним из самых суровых наказаний за нарушение устоявшихся норм было изгнание. Таким образом, видно, что последствия несоблюдения и нарушения норм хабзэ имели довольно серьезное выражение. Человек уже не мог дальше жить в данном обществе, терял право защиты со стороны общества и становился уязвимым к внешним угрозам. В среде воинов это было очень большим стимулом для соблюдения норм хабзэ.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что черкесское общество средних веков представляло собой общество воинов, формирование которого было обусловлено объективными внешними и внутренними факторами. Военизированное черкесское общество стало базой для формирования всей черкесской культуры: хабзэ, адыгагъэ, морально-этического кодекса, нравственных ценностей и т.д. Черкесская культура включала в себя все необходимые общественные регуляторы, в том числе и свои особые меры ответственности за нарушения принятых норм.

Теперь, имея комплексное представление о сущности черкесской культуры, можно проанализировать способы ее возрождения, о которых мы говорили выше. Формирование черкесской культуры является естественным процессом. Ее зарождение стало возможным благодаря благодатной почве, коим является черкесское военизированное общество. Искусственное создание черкесской культуры представляется невозможным. Точно также не представляется возможным искусственное возрождение черкесской культуры. Возвращаясь к способам ее возрождения, к которым прибегают черкесы за последние более чем 20 лет, можно сказать, что практически все эти попытки возрождения черкесской культуры являются искусственными. То есть вместо того, чтобы создать основу, на которой могла бы зародиться (или возродиться) черкесская культура, мы пытаемся искусственно оживить ее. Однозначно можно сказать, что той основы, которая была у предков, сегодня у черкесов нет. Сегодняшнее черкесское общество не является обществом воинов. Соответственно, уже нет той основы, на которой могла бы возрождаться и развиваться черкесская культура.

Само понятие «воин» далеко не ограничивается образом физически развитого мужчины, участвующим в битвах и воинах. Это комплексное понятие, которое правильнее было бы назвать «воинский дух» Оно включает, в первую очередь, высокий уровень физического развития, владение навыками боя, владения оружием и т.д. Обязательными сопутствующими ментальными характеристиками являются храбрость, мужество, отвага, бесстрашие, решительность и т.д. Воинский дух обязательно предполагает высокий уровень морально-волевых качеств и высокие требования к самому себе. Человек с воинским духом – целеустремленный человек. Он четко ставит нужные цели и достигает их любыми средствами. У такого человека развито чувство соперничества: в любых ситуациях он пытается опередить других и быть лучше их. Также, чем бы ни занимался такой человек, он пытается достичь максимального результата, становясь при этом профессионалом того или иного дела. Из этого всего вытекают и такие качества как гордость, честолюбие, чувство собственного достоинства, о которых упоминалось выше. В свою очередь, эти качества влияют на морально-нравственные ценности, естественно в положительную сторону. Таким образом, видно, что воинский дух, которым отличались наши предки, актуален не только в средневековье, но и сегодня, в информационном постиндустриальном обществе. Он проявляется не только на войне, но и во всех сферах жизнедеятельности: в науке, спорте, бизнесе, учебе, культуре, политике. Мужчина с воинским духом достигает максимального результата, чем бы он ни занимался, становится профессионалом в любых сферах и создает вокруг себя положительную морально-нравственную атмосферу. Соответственно, общество, состоящее из таких людей, обречено на успех.

Возвращаясь к теме возрождения черкесской культуры, можно сразу отметить, что без данной основы, основы воинского общества, ни возрождение, ни существование черкесской культуры невозможно. Но даже само оживление черкесской культуры, попытки которого мы видим сегодня, не имеет комплексного характера. Мы пытаемся возродить отдельные обычаи, традиции, нормы, праздники, которые зачастую не связаны между собой и даже взяты из разных эпох. При их возрождении практически не учитывается их сущность и смысл. Так, любой обычай, традиция или норма являлись общественным регулятором в той или иной сфере, выполняли определенную функцию, имели определенную цель. Они не существовали просто ради того, чтобы существовать. Они не являлись просто неким атрибутом, а именно регулятором. Необходимость существования какого-либо обычая или нормы возникает тогда, когда есть какие-то общественные отношения, которые должны чем-то регулироваться. И обычай в этом случае формируется сам собой, естественным образом. Искусственное внедрение обычая, которому нечего регулировать, невозможно. Он просто не будет соблюдаться. Сегодня же обычаи, традиции и нормы возрождают просто ради возрождения, пытаются им следовать просто, потому что им следовали предки. При этом, не понимая и не осознавая их смысла, значения, сущности.

Можно привести довольно показательный пример попытки возрождения обычая без понимания его смысла, и к чему это привело. Был так называемый обычай «бросание девушкой платка перед дерущимися мужчинами», после чего мужчины переставали драться в знак уважения к девушке. Этот обычай, конечно же, в быт черкесов не вернулся, но его пытаются показывать с помощью сценического искусства. Так вот, вариаций его постановки есть много: кто-то просто бросает платок-косынку между мужчинами, кто-то бросает одну косынку, при этом на голове повязана другая или же одета шапочка, есть и случаи, когда бросают маленький белый носовой платочек и мужчины останавливаются. В общем, в ранг ключевого действия возвели факт бросания платка (не важного какого). Однако сущность обычая заключалась в обнажении головы девушки, так как девушка без головного убора в ранние времена – это считалось большим позором для нее, и могло поставить под угрозу ее будущее (примерно, как девушка, появившаяся сегодня на людях в одном нижнем белье или даже без него). Так вот, она этим жестом приносила себя в жертву, навлекая на себя позор, чтобы остановить дерущихся мужчин и сохранить их жизни. Сам по себе жест бросания платка не имел смысла, если только в пылу борьбы они не замечали ее, и она это делала, чтобы ее заметили.

Еще можно привести в пример черкесскую национальную одежду. Несмотря на то, что она называется национальной, она уже не является таковой, так как черкесы уже не используют ее по прямому предназначению – как одежду. Она используется в основном для создания сценического образа, реже – для участия в разных народных мероприятиях. Что касается мужской одежды, то это именно боевая одежда воина, которая предназначена и приспособлена для участия в боевых действиях. Соответственно, по предназначению она уже не используется по всем понятным причинам.

По такому же принципу мы пытаемся возрождать и все остальные обычаи. Но даже если и будет проанализирована сущность и смысл того или иного возрождаемого обычая, его возрождение и внедрение все равно не будет иметь смысла, если этот обычай не способен что-либо регулировать в общественных отношениях. Такой обычай можно назвать пустышкой и он естественным образом быстро отомрет.

Другой очень важной стороной при возрождении того или иного обычая является вопрос об ответственности за его несоблюдение, то есть санкции, о которой упоминалось выше. Как мы говорили, в средневековом черкесском обществе такой ответственностью было общественное осуждение. Сегодня же общественное осуждение не имеет той силы, не оказывает какого-либо влияния на поступки людей, да и само общественное мнение деформировалось в отрицательную сторону, как и вся нравственность современного черкесского общества. Так вот, при возрождении какого-либо обычая, он также не укоренится и отомрет, если за его неисполнение не будет предусмотрена какая-либо мера ответственности. Общественное осуждение, как мера, сегодня не актуальна. Других же мер ответственности для наших норм не предусмотрено. Соответственно и внедрение этих обычаев также будет бессмысленным. Часто приходится слышать о том, что черкесы соблюдали обычаи и нормы хабзэ не потому, что боялись какой-то ответственности, а потому что осознанно считали это правильным. Но это утверждение имеет скорее эмоциональную основу, исходящую из чувства гордости и самолюбия. Ни одна правовая система всех времен и народов не могла существовать без соответствующей системы наказания. Хабзэ не является исключением. Этот тезис можно подробнее изучить в теории и истории права. Добавлю, что черкесы довольно сильно боялись позора, который и являлся соответствующей мерой ответственности со всеми вытекающими последствиями.

Подводя итог, можно сказать, что обычай, традиция или норма могут существовать только тогда, когда включают 2 обязательных компонента: они регулируют какие-либо реальные общественные отношения и предполагают в себе ответственность за их несоблюдение. Адыгэ хабзэ, как система норм обычного права, предназначена для регулирования всех сфер общественных отношений в черкесском военизированном обществе. Сегодня воинский дух среди черкесов практически утерян. Конечно, это утверждение вызовет много споров и несогласия. Но я призываю посмотреть на этот вопрос объективно, без эмоциональной окраски, и в сравнении с обществом предков. А главным подтверждением этого факта является именно утеря черкесской культуры и норм хабзэ, так как хабзэ, как система норм, формировалось естественным образом в воинской среде. Если воинский дух утрачивается, то и хабзэ естественным образом отмирает. Ну а факт кризиса хабзэ и черкесской культуры, я думаю, никто оспаривать не станет.

Возрождение черкесской культуры без создания ее основы в виде воинского общества похоже на попытку прикрепления листьев на высыхающее дерево. С виду покажется, что дерево живое и с листьями. Но при первом же ветре все листья рассыпятся и само дерево рухнет. Возрождение народа должно быть похоже на посадку семени, которое вырастет и само, естественным образом, обрастет листьями и плодами. Семя в данном случае – это создание воинского общества, листья и плоды – это уже и есть культура.

Соответственно, возрождение хабзэ и черкесской культуры возможно только путем создания общества воинов, а точнее общества, члены которого несут в себе воинский дух. В этом случае нормы хабзэ и черкесская культура возродятся естественным образом.

Однако, встает вопрос: как в современных условиях, при нынешнем состоянии черкесской нации создать такое общество? Напрашивается ответ, что это невозможно. Единственным способом сохранения нации и оставшейся культуры – это поиск другой схожей платформы, на основе которой черкесская культура могла бы сохраниться и существовать. Единственной такой платформой представляется ислам, так как в нем также пропагандируется культ воинского духа. Система моральных ценностей во многом схожа с черкесской системой. Ислам уже несколько веков внедрен в черкесское сознание, хоть и с разной интенсивностью. При этом предполагается не интеграция черкесской культуры и ислама, не симбиоз, как это представляется многим. А именно взятие ислама в чистом виде в качестве основы, так как ислам не терпит каких-либо отступлений, изменений и нововведений. В противном случае это будет уже не ислам.

Конечно, эта тема очень щепетильная и вызывает много споров и разногласий. Но надо принять во внимание тот факт, что черкесы средних веков, которые являлись полноценными носителями черкесской культуры, приняли ислам и уже ближе к концу Русско-Кавказской войны распространялся шариат. А современные черкесы, которые уже практически не несут в себе той культуры, пытаются отторгнуть ислам. Получается, что они отторгают ислам, и при этом уже и не несут в себе черкесскую культуру.

Вопрос о принятии ислама в качестве платформы для дальнейшего существования черкесской нации – это вопрос о том, исчезнет ли нация полностью (то, к чему мы и быстро движемся сейчас), либо сохранение нации и главного идентификатора – языка на основе ислама, с приданием остаткам черкесской культуры атрибутивного характера в том, что не противоречит исламу. Это примерно будет аналогично роли черкесской национальной одежды сегодня: она уже не несет в себе прямой функциональности, а просто является некоей атрибутикой для черкесов.

Этот вопрос является темой для отдельной полномасштабной статьи.


перейти в каталог файлов
связь с админом